Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

школота

Qumran 2.0, или у Мертвоморья дуб мамврийский...

В апреле проект Эшколот подготовил многообещающую череду лекций.

Одну из них прочел в Библиотеке имени Достоевского профессор Гарварда и университета Бар-Илан Джеймс Кугел, по выражению Боруха Горина, «величайший исследователь утерянных мидрашей»..




Итак, почтеннейший профессор Кугел делился новостями кумранистики. Вернее, так я себе это представлял на входе. Радиоуглеродное-ИК-УФ сканирование в высоком разрешении, лазерные упражнения бесчеловечных текстологов и ужасающие откровения, увиденные благодаря вымачиванию кож в ваннах с солями.
Но "я здесь не для того, чтобы соответствовать вашим ожиданиям", - как бы сказал профессор.


Dead Sea Scrolls over the last 70 years - Мертвое море славно не только курортами и грязью, кто-то умный назвал свитки важнейшей находкой манускриптов в истории.

Бедуины кидали камешки, разбили горшок Пандоры. Это переворошило библеистику и смежные дисциплины, но пошло им всем на пользу. Первые куски пергаментов выкупил в Вифлееме сирийский хитрец Кандо примерно за сотню тогдашних долларов, сейчас они бесценны, конечно. Переговоры с профессором Элиезером Сукеником в тяжелой обстановке противостояния евреев и арабов (эта история хорошо рассказана в книге Иосифа Давидовича Амусина «Находки у Мертвого моря», написанной в Ленинграде в середине 1960-х годов). Последовавшие десятилетия сборки паззлов из крошечных, подчас нечитабельных, клочков, полагались больше на чутье, кропотливый подбор и анализ почерков (учитель и коллега Кугела Фрэнк Мур Кросс достиг в этом совершенства).



Вместо горячих новостей докладчик обрисовал три центральные тезиса,

почему же кумранские свитки так круты и важны.

Первый тезис. Находка на побережье Мертвого моря сильно пошатнула представления о канонах, которые были сформированы поколениями схоластов, талмудистов и текстологов. До этого древнейшие доступные еврейские рукописи принадлежали к середине Средних веков. в библиотеке кумранской общины нашли, например, такую диковину, как короткий вариант книги Иеремии на чистом древнееврейском. Ранее было известно две версии: длинная из масоретского канона Танаха, короткая из греческой Септуагинты. Думалось, что семьдесят толковников плохо перевели оригинал. Ан нет, оригинал был не один. Кугел говорит, что тогдашнее отношение к сакральным текстам было более свойским, две тысячи лет назад еще дозволялось менять, дописывать сами тексты, еще не закостеневшие.


Второй тезис. Время идет, позднейшим поколениям могут быть совсем не понятны, даже абсурдны, действия древних, описанные Библией. Для того, чтобы примирить старое с новым, евреи изобрели методу мидраша - толкования текста, скорее даже творческого переписывания. И здесь свитки снова очень помогли исследователям пролить света во тьму бытования праотцов еврейского народа.


Пример с Аврамом и Сарой, когда из-за голода они искали прибежища в Египте. Аврам говорит ей, что теперь видит, как она красива, поэтому лучше Саре назваться сестрой, а не женой, иначе египтяне его убьют. В Египте Сару забирают в царский гарем, Аврама одаривают почестями и скотом. Мидраш же отвлекает внимание от морально-этической проблемы - какого дьявола Аврам так легко отдает жену в гарем? Он задается вопросом, почему же будущий патриарх только на входе в Египет увидел, что жена красивая? Мнения толкователей разделились, но только апокрифическая находка в Кумране расставила точки над i. Аврам видел пророческий сон о финиковой пальме и кедре, потому так распорядился женой. Задним числом указание на сон нашли и в Танахе - древнееврейская глагольная форма во фразе "я только что узнал..." прямо указывает на то, что человеку это привиделось. И все же, зачем "бабушку взяли в гарем" (такой вопрос прозвучал от слушателей, ведь Сара на момент событий уже была в почтенных годах)? Святой Иероним (Джером, как его называл профессор Кугел) снял и этот вопрос. По аналогии с книгой Эстер. Женщин так долго «мариновали» в благовониях и лепестках перед тем, как допустить к хозяину, что у Сары не было шанса быть обесчещенной за время пребывания в Египте.



Третий тезис. Свитки Мертвого моря заполнили лакуну примерно в четыре сотни лет, слепую зону между последними датированными книгами Библии (Даниил и некоторые псалмы) и временем Мишны. Заодно дало массу пищи изучателям Иосифа Флавия, фарисеев, ессеев и прочих -еев. Джеймс Кугел дал интересный пример того, как по-разному толковали законы ритуальной чистоты фарисеи и саддукеи (на этот пример его, по всей видимости, натолкнула бутылка минеральной воды на столе). Саддукеи думали, что при наливании жидкости из ритуально чистого сосуда в нечистый нечистота передается вверх по струе. Фарисеи думали, что нечистота по струе в чистый сосуд «заползти» не сможет. А что скажут микробиологи?




Еще час профессор Кугел парировал вопросы.

Вопросы из зала поступали самые разные, об отношении масоретского текста и его древних прототипов, об Иосифе Флавии и ессеях, об Иоанне Крестителе и машиахе - долгожданном царе-помазаннике, о вольностях в переписывании книг Библии и "воронке" вариантов (Кугел развеял и это ложное предстваление), о прототипе неправедного учителя, который упоминается в документах Кумранской общины и так далее.



В заключение, после данных ответов, профессор рассказал, как непросто давалась датировка фрагментов рукописей в первые десятилетия после находок, о великих ученых, сделавших большой вклад в изучение кумранских манускриптов, таких как связщенник-библеист Йозеф Милик, Эмануэль Тов и уже упоминавшийся выше Фрэнк Кросс. Профессор Кугел также рассказал, как сильно облегчили работу с рукописями современные технологии, например, инфракрасное сканирование почерневших от времени и климатических условий кусков пергамента, и, конечно же, полная публикация электронных изображений свитков в высоком разрешении, которые теперь доступны в интернете любому исследователю.


школота

Какой грузин без лимузина, какой еврей без жигулей — грузины в Сионе

- Бенджамен, правда, что ты два месяца только камни ел?
- Что за город. Что ни сделаешь, на следующий день все знают.
- Эх, что значит молодость. Я вот тоже в детстве камень проглотил – и ничего.
Бенджамен, ты в Петербурге учился, там кто-нибудь камни ел?
- Не-ет, что ты.
- О, видишь, только мы, грузины, можем всё



Пролог.

У метро «Чистые пруды» хозяева спешно выносят имущество из в одночасье ставших самостроем павильончиков. А я иду шагаю в библиотеку Достоевского (там похожим образом недавно вынесли плазменную панель), где Эшколот обещал интересный рассказ о чем-то грузинском иерусалимском. «Здесь жилой подъезд, библиотека рядом» - бумажка наклеена рядом с памятной доской Эйзенштейна. Народ собирается в довольно просторном дальнем зале библиотеки. За аквариумной витриной видно, как команда операторов и звукорежиссеров крепит провода и свет на стеллажах и подоконниках.

***
Когда я был еще лопоух, то слышал о некоем человеке. Его звали Шатарус Тавелли. Я думал, что это кто-то очень итальянский. Позже узнал, конечно, что не итальянский совсем, но грузинский. И написал он поэму Витязь в тигровой (барсовой?) шкуре – Вепхистхаосани.

***

Акт Первый, в котором грузины (которые могут всё) заполонили Святую Землю.

Начинала вечер Яна Чехановец, археолог (да, именно археолог, в первую очередь) из израильской Лавки Службы Древностей. Начала она с того самого Руставели. И его возможного места упокоения – Крестового монастыря в Иерусалиме.
Пару лет назад, во время первого иерусалимского Эшкофеста, мы, под мудрым водительством доктора Динеса, посетили сей монастырь, даже нашли портрет Шоты Ру (хоть и не без труда – всей толпой минут двадцать бродили во мгле).
Так вот, Крестовая долина и монастырь в ней уже лет двести не содержит ни единого грузина (кроме приезжих). Удивительный факт, грузины сдали свои некогда мощные позиции в Иерусалиме и окрестностях, в отличие от армян.



Далее Чехановец рассказала о милиционере Ираклии, который поразил ее во время застолья в Мирзаани фразой: «Когда Навуходоносор разрушил Иерусалим…». Слова оказались цитатой из летописи «Картлис Цховреба». Ой, кто бы у нас цитировал за столом Повесть временных лет, явно не полковник полиции.

Чем дальше в лес, тем более деталей. Мамлюки, давшие привилегий грузинам за былые кавказские заслуги (а, быть может, и кровное родство), Петр Ивер – пионер грузинского присутствия в Земле Израиля (о нем писал аж Прокопий Кесарийский), замечания о том, откуда есть пошли монофизиты-антихалкидонцы, и кто все же самый древний и христианистый, армянская церковь или грузинская; лавра святого Саввы, бесчисленные грузинские иноки, которых там было не меньше, чем греков с евреями.



«Грузинская церковь канонизировала всех симпатичных», одним из них стал Григол Перадзе, исследователь грузинского монашества в Палестине, погибший в 1942 в Освенциме. Не меньший вклад внесли британцы и францисканцы.

Первые вели спасательные раскопки на месте нынешней башни YMCA (спасательные – значит не с целью что-то найти для науки и собственного ЧСВ, а чтобы обследовать яму перед стройкой, когда «археолог караулит у бульдозера»). Вырыли остатки монастырской церкви, в том числе надгробие епископа Самуила с упоминанием монастыря иверов у башни Давида. Центрее не придумаешь, только гроб Господень и гора Мория.

Вторые, францисканцы, нашли в предместьях Иерусалима монастырь святого Теодора (маслодавильня, так, винодельня, таааак, это ж грузины…) А в нем прекрасную надпись древним грузинским шрифтом асомтаврули («Укушу того, кто скажет, что это армянский»).



Таких раскопок в Палестине за десятилетия было н-дцать. И ведь что характерно, те многие монастыри, о которых говорили источники, найдены не были. Ни один. Зато нашли десятки совершенно других монастырей. Грузинских или с грузинским присутствием (они не хотели выпячивать национальную гордость, а напротив - слиться с теми, где нет ни эллина, ни иудея).

После раскопок Яна Чехановец перешла к паломникам. Благодатная тема, особенно для тех, кто изучает надписи вандалов граффити на стенах. Ну вандалы-то они вандалы (посмотрите хотя бы на стены храма Гроба Господня), но ведь и польза науке какая. Вот и преподобный Давид Гареджийский не удержался и утащил с земли Сиона камушек, его до сих пор показывают как реликвию в соборе Самеба в Тбилиси. А что до надписей, вышел интереснейший казус. В Назарете нашли процарапанные на штукатурке автографы некоего грузинского …гена. А потом его же здесь-был-я нашли на Синае – на пути к святым местам. Анализ почерка не даст соврать, злодея звали Бабген. Надписи очень древние – в районе V века нашей эры. Вообще говоря, надписей на подступах к монастырю святой Екатерины не счесть. Там и набатейские и арамейские и черт еще знает какие. Особенно хороша одна из них: «Господи, помилуй проводника и его верблюда». Эти легкомысленные на первый взгляд надписи совершенно перевернули представление о генезисе и эволюции грузинского и армянского шрифтов. Как именно? Тема отдельного разговора, я думаю.



«Кроме пошлых надписей на стенах» были еще и скриптории, которые, кстати, снабжали книгами не только палестинских монахов, но и других грузин на Кавказе. Известные сотни древних грузинских рукописей, богатейшие их собрания в монастыре святой Екатерины на Синае (так был дивный случай вскрытия забытой коморки с бумагами – вроде Каирской генизы, но без евреев), а также коллекция библиотеки Греческой Православной Патриархии в Иерусалиме. Не менее важные образчики сохранились в горных труднодоступных «сейфах» Грузии, особенно в Верхней Сванетии. Их с большим удовольствием изучают в Институте рукописей имени Корнелия Кекелидзе (он был протоиерей, но после революции снял рясу и стал профессором). Отвечая на вопросы, Яна порекомендовала свою свежайшую книгу «Грузинская церковь на Святой Земле». На этом время истекло, дозволенные речи были закончены, а слово взял Андрей Виноградов, историк Византии и раннего христианства на Кавказе, который все это время сидел рядом и улыбался своему телефону.


Акт Второй, в котором Святая Земля неизгладимо влияет на Грузию.


Эту часть я ждал с еще большим нетерпением. В мае прошлого года был в Грузии, сразу во многих городах, кое-что читал и до и в процессе путешествия. Льстил себе, что, теперь-то, я готов, знаю, легко восприму рассказ Виноградова о. Разбежался. Спасибо умному человеку, объяснил, почем фунт христианских древностей. Земля ушла из-под ног сразу.
Карта Кавказа IV века. Кто древнее? Кто славнее? Грузины? Армяне? Горские евреи? Удины? Кавказская Албания, вино Вазисубани – Вася с зубами… Не обошлось и без анекдота о беспроволочном грузинском телеграфе.



Руфин Аквилейский лихо вышибает табурет из-под святой Нино. IV век, некто Нона охристианивает нужный регион. Нино отправляется в разряд легенд вместе с хитоном и крестом из лозы. Далее начинается борьба Иерусалимской и Антиохийской гипотез происхождения грузинской церкви.
После чего расползается уже сама древняя Грузия. Нет ее, есть картвелы, колхи, лазы, мегрелы, сваны и еще уйма разных народностей, у которых в свою очередь есть разные князья и цари. На их территории сталкиваются интересы Византии и Персии, ее топчут арабы и монголы.

Мцхета – церковь Святого Креста Джвари на высоком холме, где Арагви впадает в Куру. Был монастырь, как мы знаем из «Мцыри», но не только он. Уйма иерусалимских топонимов («как сейчас принято говорить – симулякры») Гефсимания, Елеон… Какой смысл придавали этим играм в перенос сакральности, мы не знаем. Какой символизм придавали тому же Джвари изначально, тоже не знаем. Вообще, впечатление, что мы не знаем почти ничего.

Зато, благодаря грузинскому богослужению, мы точно знаем, как было устроено старое византийской богослужение. Грузины довольно точно следовали учителям и в своем чине как бы законсервировали обряд. У самих византийцев пришла другая мода и старое забылось.



Большую часть выступления Виноградова я условно для себя назвал «О грузинском сионизме». Грузины придавали большое значение апокрифам о Богородице. А по одной из легенд ее успение произошло в сионской горнице Тайной вечери. И пошло-поехало.

Болнисский Сион – древнейшая надежно датированная базилика в Грузии – V век от рождества. Святой Сион в Ликии – высеченный в скале. Атенский Сион VII века – сокровищница эпиграфики, тбилисский Сиони, наконец, на берегу Куры.
Еще Виноградов показывал Давид-гареджийскую лавру, говорил о сожжении армянских князей коварными арабами, грузинских Багратидах – помните же князя Багратиона (которые происходят от армянских же Багратидов), говорил о фигуре Иллариона Грузина – святого IX века, также об историках Георгии Чубинашвили и Вахтанге Беридзе.



Мало прояснил и кулуарный разговор с Виноградовым после лекции. Он согласился, что в этих кавказских сплетениях можно захлебнуться, нужно погружаться постепенно с какого-то из краев (он сам начал с Алании).

Под конец мои записи были не более разборчивы, чем древнегрузинские граффити. Без спец подготовки (без поллитры?) я бы не советовал соваться в этот мир. Кто сомневается, отсылаю к прекрасному видео Андрея Виноградова на Постнауке: «Влияние Византии на искусство Кавказа».

_____________________________

Бонус трэк: Фото из того самого Крестового монастыря, лето 2014.

школота

скоро

Ася подарила лист с красиво написанным стихотворением Ду Фу. Старосветскими иероглифами и в русском вольном переводе. Повесил на пробковую стенку, сижу, радуюсь:

Кончится скоро на Цзяне весна
- рвется от горя душа.
С посохом по островку среди трав
всё я брожу не спеша.
Вновь здесь безумствует ивовый пух,
пляшущий на ветерке;
Вновь безрассудствует персика цвет
в бурной весенней реке!