Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

из Генри Торо "Уолден"

понравилось. глава "Звуки"

"В первое лето я не читал книг, я мотыжил бобы. А часто у меня было
занятие и получше. Бывало, что я не мог пожертвовать прелестью мгновения
ради какой бы то ни было работы - умственной или физической. Я люблю
оставлять широкие поля на страницах моей жизни. Иногда летом, после
обычного купанья, я с восхода до полудня просиживал у своего залитого
солнцем порога, среди сосен, орешника и сумаха, в блаженной задумчивости,
в ничем не нарушаемом одиночестве и тишине, а птицы пели вокруг или
бесшумно пролетали через мою хижину, пока солнце, заглянув в западное
окно, или отдаленный стук колес на дороге не напоминали мне, сколько
прошло времени. В такие часы я рос, как растет по ночам кукуруза, и они
были полезнее любой физической работы. Эти часы нельзя вычесть из моей
жизни, напротив, они были мне дарованы сверх отпущенного срока. Я понял,
что разумеют на Востоке под созерцанием, ради которого оставляют работу.
Большей частью я не замечал, как течет время. Солнце шло по небу как бы
затем, чтобы освещать мой труд; только что было утро - а вот уж и вечер, и
ничего памятного не совершено. Я не пел, как поют птицы, я молча улыбался
своему неизменному счастью. У воробья, сидевшего на ореховом дереве
напротив моих дверей, была своя песенка, а у меня - тихий смешок,
приглушенная трель, доносившаяся к нему из моего гнезда. Мои дни не были
днями недели, названными по именам языческих богов; тиканье
маятника не рубило и не мельчило их на часы, ибо я жил, как живут индейцы
Пури, которые, как говорят, имеют всего одно слово для обозначения
вчерашнего, сегодняшнего и завтрашнего дня и различают его значение тем,
что указывают назад для "вчера", вперед для "завтра" и вверх для
"нынешнего дня". Не сомневаюсь, что моим согражданам это показалось бы
полной праздностью, но если бы меня судили цветы и птицы со своей точки
зрения, меня не в чем было бы упрекнуть. Правда, что человеку надо самому
создавать себе дело. В природе день проходит очень спокойно и никто никого
не упрекает в лености."

"I did not read books the first summer; I hoed beans. Nay, I often did better than this. There were times when I could not afford to sacrifice the bloom of the present moment to any work, whether of the head or hands. I love a broad margin to my life. Sometimes, in a summer morning, having taken my accustomed bath, I sat in my sunny doorway from sunrise till noon, rapt in a revery, amidst the pines and hickories and sumachs, in undisturbed solitude and stillness, while the birds sing around or flitted noiseless through the house, until by the sun falling in at my west window, or the noise of some traveller's wagon on the distant highway, I was reminded of the lapse of time. I grew in those seasons like corn in the night, and they were far better than any work of the hands would have been. They were not time subtracted from my life, but so much over and above my usual allowance. I realized what the Orientals mean by contemplation and the forsaking of works. For the most part, I minded not how the hours went. The day advanced as if to light some work of mine; it was morning, and lo, now it is evening, and nothing memorable is accomplished. Instead of singing like the birds, I silently smiled at my incessant good fortune. As the sparrow had its trill, sitting on the hickory before my door, so had I my chuckle or suppressed warble which he might hear out of my nest. My days were not days of the week, bearing the stamp of any heathen deity, nor were they minced into hours and fretted by the ticking of a clock; for I lived like the Puri Indians, of whom it is said that "for yesterday, today, and tomorrow they have only one word, and they express the variety of meaning by pointing backward for yesterday forward for tomorrow, and overhead for the passing day." This was sheer idleness to my fellow-townsmen, no doubt; but if the birds and flowers had tried me by their standard, I should not have been found wanting. A man must find his occasions in himself, it is true. The natural day is very calm, and will hardly reprove his indolence."