Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

школота

Врачебная газета за 1908 год

"3 февраля в Московском университете на медицинском факультете возобновились занятия, прерванные неделю тому назад. Причина перерыва занятий - оскорбление одним из студентов-медиков прозектора анатомического театра г. Сосницкаго. По этому поводу был назначен дисциплинарный суд под председательством проф. графа Комарова Суд вынес резолюцию, в силу которой студент должен был извиниться пред прозектором. В настоящее время инцидент исчерпан и занятия возобновились. (Послед. Нов., 4 фев.)"

Продолжаю листать подшивку "Врачебной газеты за 1908 год.

школота

Фейнман, Вайнштейн, Гинзбург и Тува

из замечательного интервью ( http://www.valerytishkov.ru/cntnt/besedy_s_u/vajnshtejn.html# ) с этнографом Севьяном Вайнштейном:

В.А.: А теперь меня интересует история с Фейнманом: на мой взгляд, это какая-то романтическая драма.

С.И.: В Англии вышел дополненный перевод моей книги «Историческая этнография тувинцев». И через какое-то время, где-то в начале восьмидесятых годов, я получаю письмо от неизвестного мне человека. Подпись: Ричард Фейнман. Он пишет: «Я познакомился с Вашей книгой. Она мне показалась чрезвычайно интересной, и теперь у меня непреодолимое желание побывать в Туве. Я обратился во все туристические фирмы. Во-первых, никто не организует поездки в Туву, во-вторых, до меня дошло, что вообще туда закрыт въезд для иностранцев. Но я надеюсь, что Ваш авторитет в науке позволит все-таки помочь мне добраться до Тувы. Я этого очень хочу. Знаю, что Тува чрезвычайно интересна. Я очень прошу Вас меня поддержать». Я думаю: кто это? Он не написал о себе ни слова. Письмо на бланке Калифорнийского технологического института. Я подумал-подумал: что я могу написать? Позвонил, узнал. Говорят: «Нет, в Туву въезд для иностранцев пока закрыт». И я решил не писать вообще. Вдруг раздается телефонный звонок.

– Севьян Израилевич?

– Да.

– С вами говорит академик Гинзбург. Знаете, у меня было чрезвычайно сложное положение. Я был на приеме у президента Рейгана. Он ученых принимал, в том числе нашу делегацию. И ко мне подошел знаменитый Ричард Фейнман и сказал: «Я послал письмо профессору Вайнштейну в Москву. Узнал его адрес через соответствующие каналы. И он письмо мое не получил». Я говорю: «Не может этого быть». «Не получил. Если бы получил, дал бы ответ».

В.Л. Гинзбург спрашивает меня: «Вы знаете, кто такой Фейнман?» И начал рассказывать мне, что это великий ученый, крупнейший физик. Он сделал величайшее открытие двадцатого века после теории относительности Эйнштейна, получил Нобелевскую премию. Все физики во всем мире изучают его книги. Лекции Фейнмана всемирно известны. Это человек, который украшает нашу планету. «Я, – говорит, – обещал ему позвонить вам и все выяснить».

«Да, – ответил я, – я получил письмо, но, опасаясь, что не могу дать положительного ответа, вообще не написал ничего». Он говорит:

– Зря. А как вы сейчас на это смотрите, после того как я с вами побеседовал?

– Я готов ему не только послать письмо, но и книгу.

– Прекрасно. Завтра в девять утра у вас будет курьер, которого я пошлю. Он у вас возьмет письмо, а я послезавтра лечу в Америку. У нас совместный проект по изучению планетарной гравитации, в котором задействованы Фейнман, я, наш институт.

Я подарил Фейнману книгу «Искусство Тувы». Она очень хорошо издана, с цветными иллюстрациями. И отправил письмо, в котором писал, что приложу все силы, чтобы его пригласить. После этого я пошел к Е.П. Велихову. Я спросил Гинзбурга:

– Вы с Велиховым контакт имеете?

– Конечно.

– А вы не можете помочь мне с ним встретиться?

– Пожалуйста. Назначьте, когда вы хотите. Хоть завтра, хоть послезавтра. Вам позвонят из Президиума.

Мне позвонили, сказали: «Велихов ждет вас в такое-то время». Я к нему пришел, а он говорит: «Знаете, есть одна маленькая возможность его пригласить. Если он согласится прочитать курс публичных лекций в Москве, а за это время, может быть, мы что-то сделаем, чтобы он мог поехать в Туву». Но эта поездка не состоялась.

Фейнман пригласил меня в Америку. Но, к сожалению, я все тянул с этой поездкой. Потом все-таки поехал. Пришел на квартиру к Фейнману, и мне его жена поведала очень печальную историю. Что за несколько месяцев до этого ему поставили диагноз рак поджелудочной железы, что это мучительная и сложная болезнь, которая трудно лечится. Там была возможность эвтаназии. Он пригласил нотариуса, врача, психиатра, в общем, целую комиссию. Ему сделали укол, и он добровольно ушел из жизни.

Но он оставил кассету с кратким обращением ко мне, что он приносит свои извинения, что мы не увидимся, что он уходит из этого мира. И что среди очень ярких и теплых воспоминаний о прошедшей жизни переписка со мной. Об этом в Америке опубликована книга «Tuva or Bust!» («Тува, во что бы то ни стало!»)
Мусогорский

(no subject)

не ну ваще. шататься с температурой по ночному городу.
город сказка. город мечта..согласен

.. на майдане иностранец поинтересовался моим самочувствием. хорошо.
посоветовал vodka with black pepper. а чтоб я понял лучше перевел : вотька с черни перец. .. советчик-антисоветчик.

ну ладно. дотянем до рассвета на днепре.

пс. оказывается монголы взяли киев через лядские ворота. на то они и .лядские

спокойных снов