Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

школота

Похлебкин о рационе папанинцев.

"Обед 7 ноября 1937 г.

Меню:
1. Паюсная икра
2. Копченая ветчина
3. Сыр
4. Масло
5. Сгущенное молоко (по банке на брата!)
6. Торт, конфеты
7. Наливка домашняя
8. По три рюмки коньяка — на три тоста: за Родину, за Октябрьскую революцию и за Сталина!"

Наливку домашнюю готовила жена радиста Кренкеля.

А, может быть, поторопились отменить 7 ноября, а?

Совершенно случайным образом наткнулся на статью Похлебкина о питании папанинцев. Неимоверное количество икры ("черную икру они вынуждены были употреблять варварски — ели просто ложками без хлеба") и шоколада, недостаток овощей, сахара и даже хлеба, избыток коньяка (его даже перегоняли для получения технического спирта!), сгнившая луковая жижа, стухшие под сугробами мясные туши - " запах тухлятины был столь силен, что бил в нос и арктический ветер не сразу смог его сдуть со льдины!"

Но, при этом "...папанинский пес по кличке Веселый сожрал однажды кусок мяса в полпуда!"

И вот еще примус версус: "Папанинцы взяли с собой два примуса — шведский и тульский. Выдержал испытание и оказался наиболее удобным в эксплуатации и практически безотказным в суровых условиях Арктики — тульский примус. Красивый шведский, как несравненно более «хлипкий», быстро закапризничал и испортился."

Мусогорский

Салтыковка. Ноябрь.

- Мужчина, молодой человек, а вам так с бородой хорошо! Возьмите самсу!
- Спасибо, дайте один шоти, нет, в пакет не надо, вот газета у вас, заверните в нее. И пирожок с картошкой.

Малый пруд у станции замерз, утки его покинули. Лёд заняли голуби. Кто-то добрый кормит их крошками на другом берегу.

Пара рабочих ручным катком утрамбовала свежую асфальтовую дорожку - от шоссе к терракотовым новым блочным домам. По всей ее длине клоками летит пар, его видно сквозь голые ветви дичек у дороги.

На яблонях висят последние замерзшие и почерневшие плоды-мумии.

Куриный бульон, который я оставил в прошлые выходные на холодном крыльце, застыл в монолит.

***

- Но Аверроэс не откомментировал Теологию Аристотеля. Об этом мы поговорим в одной из следующих передач... Одна из важнейших проблем для Европы надцатого века. (...) работа ибн Рушда - Опровержение опровержения.
Что за волна? Пар из ноздрей, щепы трещат в мангале, тот же камин, но на улице и на ногах; тьма вокруг. Я в двух свитерах и дождевике - рыжий Волжанин.

... и у мусульман, и у христиан, и у иудеев, и у язычников. разум у людей одинаков, познавать бога нужно...

В сумерках Максим Кронгауз рассуждал о мемах, во темноте кто-то говорит об арабах.

Сегодня узнал, что наш сруб привезли в 30-е из Петушков, всё потому, что строили дорогу, будущий Кутузовский, отселяли деревни. А яблоням - лет девяносто.

о рыбе, французской маце и "бабушка сказала на потом"

«Первые дни Пинхас, чистый и обновленный,
только и делал, что отъедался и отсыпался. Ему всего
было мало: и вкусного хлеба с тмином, и субботней халы, и яичного печенья,
и пирожков с луком, что пекла для него мать. Он уплетал каши на мясном бульоне,
тушеную баранину, рубец, фаршированную селезенку, кишку, куриные потроха, которые готовили для него сестры. Он буквально купался в парном молоке, масле и сливках и пропитался жиром куглов. Эти куглы соседки присылали ему на дом по субботам со своими смущенными дочками, которые, едва выговорив «вам и гостю вашему», убегали быстрее ветра»


Исроэл Иешуа Зингер «В Причерноморье»

Этот текст я посвящаю дорогой моей одесской бабушке Эсфири, которой недавно исполнилось 90 лет (страшно подумать), женщине молниеносного юмора, жесткого характера и несгибаемой воли. А в ее лице и всем моим предкам из местечек Херсонщины и Николаевщины, и всей Одессы.

В моей семье из еврейского ели только мацу да, пожалуй, израильские шоколадки, которые присылал дедушка. Слова кнейдлах, цимес и форшмак я знал только по книгам. Поэтому не мог проигнорировать приглашение Оли Шенкерман на срыв-покровов-с-еврейской-кухни (точнее, ашкеназской), другими словами, мастер-класс по еврейской домашней кулинарии. Где это видано, чтобы в современной Москве еврейская (хумус не предлагать) была кому-то интересна? В самом деле, мы же не в Бердичеве. Тем удивительнее было узнать, что места на это действо расхватали, будто бы это не места, а сладости курчавые и конопатые, проголодавшиеся дети с субботнего блюда.
Оторвавшись от бренного рабочего места и прошагав (с огромным удовольствием, тут же моя родная английская школа) по Уланскому переулку до Садового, я попал в чертоги кухонной техники, где все и было запланировано провести.
В этот вечер на арене были: одесская икра из синеньких (нет, не кур, в этот раз баклажанов), бульон (он же еврейский пенициллин) с кнейдлах из мацы – «Ди моме кохт а локшн суп мит каше ынд мит кнейдлах» – Чирибим, всплыло в при этом в памяти, фаршированная куриной печенкой шейка, эта ваша рыба фиш (но не гефилте, а слегка ленивая), эсид рок эйсик-флейш, то бишь кисло-сладкое мясо (нет, не по-китайски, и, вообще, мальчик, отойди, не мешай), форшмак из селедки («Застенчивый Александр Яковлевич тут же, без промедления пригласил пожарного инспектора пообедать чем Бог послал. В этот день бог послал Александру Яковлевичу на обед бутылку зубровки, домашние грибки, форшмак из селёдки, украинский борщ с мясом первого сорта, курицу с рисом и компот из сушёных яблок.» - все лишнее отсекли, как и Микеланджело), а также пирог в роли Еврейского пирога.
Пока шли приготовления, учтивые сотрудники помогали разобраться с чертовскими агрегатами и выдавить стаканчик соку. За это время подтянулись прочие гости и участники. Ольга Сюткина пригласила всех к станку. Мне было не впервой рубить синие на икру, даже завязалась микро-дискуссия о том, чей же рецепт тру-одесский. Победила дружба, я вымешал жбан с зернистой и обильно приправленной пахучим подсолнечным маслом амброзией под прицелом фотокамер. Икра исчезла в пустых желудках прихожан вместе с горячими ржаными гренками.
Затем перед камерами возник НикБор, настоящий ихтиандр, если не сказать ихтиозавр, который с искусством необычайным разделал карпа для рыбы-фиш, а также поведал много нетривиального из мира подводных гадов: о карпах диких и симпатичных окультуренных, жирных и поджарых, о паразитах и безродных космополитах, о ножах японских и одноразовой жести. Щука была препарирована накануне, но мы узнали попутно, что друг всех ученых не только крабе, но и глав щуку держал неканонично, за челюсть. А надо за белые пустые глаза. Полдюжины рук в это же время рубили едкий репчатый лук.
Обстановка осложнялась тем, что в раковине не сходила вода, посуду мыли в ведре, рыбные руки вытирали о салфеты и фирменные фартухи, но это только добавило дачной романтики.
Той же участи не избежала сельдь (запомни, товарищ: любая сельдь в наших водах и на наших столах норвежская – порода у ей такая) под аккомпанемент обжарки лука и байки о старых сельдяных промыслах, бондарях, тузлуке и почему теперь сельдь лучше всего брать самую дешевую и замороженную. Изумительно интересно – ничем не уступает паре глав из «Моби Дика».
Вовремя подошедший Павел Сюткин рассказал о том, откуда есть пошла фаршированная рыба. Оказывается, она впервые выплыла в арабском манускрипте XII веке в Испании. Где же-таки связь с ашкеназами?! Обстановку разрядил древний анекдот о старом умирающем еврее и «бабушка сказала, что это на потом».
Пока вылепленная и заправленная Рыба меланхолично булькала в бульоне, был смешан вкуснейший, настоящая пища богов, форшмак, созданный по рецепту адвоката и сибарита Александра Раппопорта. Миска этого форшмака растаяла, как залежалый сугроб на ярком майском солнце.
Далее начался курс пластической куриной хирургии, нужно было снять как можно более целую шкуру с упитанных цып и начинить ее печеньками печенью. Дамы вооружились иглами и белыми нитками, кавалеры с интересом наблюдали. Байка Оли Шенкерман о знаменитой одесской бабушке-портнихе и зашитой по случаю куриной шкуре – в Одессе чего только не бывало – отвлекла внимание все еще голодных гостей. То, что в афише значилось, как шейка, оказалось некоей маленькой и кривой «распашонкой».
Разговоры о плитах, мультиварках и пряностях, а также выяснение того, кошерно ли топленое масло и какую муку из мацы лучше использовать на дому довели нас до крайней стадии аппетита.
К полодиннадцатому мы только уселись за столы, чтобы торопливо проглотить дары еврейских садов. Чудесный и ароматный эйсик-флейш, бульон с пухленькими кнейдлахс, поджаренная фаршированная «шейка». Честно говоря, силы ожидания поглотили и сам аппетит. Око насытилось. Тухес, нахес и Моня Цацкес благоволили нам в этот вечер.
На сладкое был Пирог и рассказы НикБора об осетровых судьбах нашей русской родины.

Bonus track. Я-таки вам расскажу, как делать настоящую одесскую икру из синих (да простит меня Оля Шенкерман, ее мама и бабушки). Так делали икру бабушка Фира Брейтман, ее мама Дора, а быть может и мама прабабушки Доры, Голда. Так или иначе, берите 3-4 хороших пузатых синих. Пеките их в духовом шкафу при 200 градусах этого вашего Цельсия, можно наколоть синих вилочкой, шобы они там не подзарвались. Минут 40, но шобы были мягкие, как крем-брюле. На двух сторонах пеките. Дайте им остыть как следует и снимите шкуру, уберите с глаз долой хвосты. Всю мякоть (ох, как же она пахнет, эта мякоть) выложить на большую деревянную доску в одном направлении волокон. Да, еще, пока не слишком поздно, подготовьте постное (без запаха) масло - лучше подсолнешное, винный-невинный уксус, соль, 3-4 честных зуба чеснока. Рубите синие. Возьмите свой шефский нож или даже два. А лучше китайский тесак цхай-дао. У моих бабушек была фамильная секачка в виде полуголой негритянки, но даже я побаиваюсь брать ее в руки. Рубите сначала вдоль волокон, а потом уже и поперек. Соберите в горку и щедро, не стесняясь, посолите. Сделайте в горке ямку, залейте в нее 2 столовые ложки масла и 2 чайные уксуса. Загребите это зелье внутрь горки и рубите, отчаянно, пока не зашло солнце. Повторить трюк с маслом и уксусом второй раз и в это же время выдавить (или всыпать меленько изрезанный) чеснок. Полученную массу выложить в вазочку (или миску, шо там у вас?). Затем берете самый лучший и сладкий из помидор, который подарила вам судьба, режете его частей на 10 долями (можно и "частей на 6", как у Жванецкого), втыкаете их в икру так, чтобы помидоров сок впитывался в нее. Ставите в холодильник на некоторое время. Пребываете в раздумьях, режете свежий хлеб, варите рассыпчатую картошку. Зай гезунд.
Мусогорский

Я алкач, а ты ходок

Не мог раньше понять, почему на идише пьяница - "шикер".
Отрывок из эпоса о Гильгамеше натолкнул на правдоподобное объяснение.

"Блудница уста открыла, вещает Энкиду
"Ешь хлеб, Энкиду,-- то свойственно жизни,
Сикеру пей -- суждено то миру!"
Досыта хлеба ел Энкиду,
Сикеры испил он семь кувшинов.
Взыграла душа его, разгулялась,
Его сердце веселилось, лицо сияло.
Он ощупал свое волосатое тело,
Умастился елеем, уподобился людям."

ну в перевод всякое можно написать, но оказывается, что в Ветхом завете שכר (shekar) - не очень крепкий напиток, брага, сделанный не из винограда. Это же слово перешло при переводе Библии на греческий как σίκερα.
Другими словами шикер - тот, кто жрёт шекар.
школота

(no subject)

Первая запись с рабочего места. Вечером "архиважно и архинужно" ботать радиохимию,
а она такая невкусная...